Вести внешнеторговую деятельность стало сложнее

Вести внешнеторговую деятельность стало сложнее

9 ноября в Торгово-промышленной палате РФ состоялась ежегодная конференция, посвященная актуальным вопросам внешнеэкономической деятельности в современных условиях, организованная Советом ТПП России по таможенной политике, Коллегией адвокатов «Таможенный адвокат» и Международной партнерской сетью юридических и консалтинговых компаний Customs & corporate lawyers

Модераторами конференции выступили Георгий Петров, заместитель председателя Общественного совета при ФТС России, председатель Совета ТПП России по таможенной политике и Константин Курочкин, член Совета ТПП России по таможенной политике, руководитель Коллегии «Таможенный адвокат». Открывая обсуждение, Георгий Петров отметил, что сегодня основным тормозом для развития внешнеэкономической деятельности являются санкции недружественных государств – против России введено уже более 11 тысяч ограничений, так что экспортерам и импортерам крайне трудно все их отследить. Краткий обзор восьмого пакета санкций Евросоюза, введенных против РФ с 6 октября, представил адвокат Вимм Альберт Тиммерманс, советник Международной партнерской сети юридических и консалтинговых компаний Customs & Corporate Lawyers в Нидерландах. 

Большой интерес у участников конференции вызвал доклад Ивана Савушкина, руководителя отдела развития регулярной логистики компании «Nawinia Рус.», который рассказал о новых логистических маршрутах. Он напомнил, что западные санкции сломали логистические цепочки, сложившиеся за многие годы, и сейчас все приходится выстраивать заново. Уход с российского рынка крупнейших морских перевозчиков привел к дисбалансу контейнерных перевозок. По итогам второго квартала падение грузооборота на Балтике составило свыше 64%, в Новороссийском порту – 23%, на Дальнем Востоке –  11%. По итогам третьего квартала на азиатском направлении уже есть рост, на южном – грузооборот равен предыдущему году и начинает прирастать, на Балтике сохраняется снижение. В целом отмечается тенденция смещения контейнерных перевозок с западных портов на восток. Нарастает дефицит фитинговых платформ: срок ожидания платформ на Дальнем Востоке доходит до месяца и более. Контейнеры есть в достаточном количестве, но с учетом дефицита подвижного состава при отгрузке из портов срок обработки груза вместо 2-3 дней, как ранее, достигает двух недель. В связи с данными трендами все более востребованным становится коридор «Север – Юг», призванный обеспечивать транспортную связь между странами Балтии и Индией через Иран. Он проходит сначала через Индийский океан, потом через Иран, откуда товар может следовать либо сухопутным путем по железной дороге, либо через Каспий, либо автомобильным транспортом через Азербайджан и далее в РФ. Основные сложности связаны с перевозками через Иран, который также находится под санкциями. «Многие поставщики, с которыми работают наши контрагенты, не готовы видеть в отгрузочных документах Иран, поэтому приходится использовать судозаходы, например, в Арабские Эмираты для изменения грузоотправителя или грузополучателя в коносаменте, – рассказал Иван Савушкин. – Еще одна проблема связана с тем, что движение через Каспий затруднено, поскольку регулярных рейсов там фактически нет, приходится ожидать погрузки на борт судна до двух недель, чтобы груз двинулся из иранских портов Амирабат или Анзали в сторону Астрахани. К тому же железной дороги из Бандер-Аббаса до Анзали нет, она заканчивается на уровне Решта, откуда контейнеры либо груз на вагоне или платформе надо перегружать на транспортное средство и перевозить в порт. То же самое при маршруте через территорию Азербайджана – железной дорогой до Решта, далее автоперевозка до приграничного пункта Астаран, где можно перегрузить товар на другое транспортное средство и осуществить доставку на территорию РФ. Такая же схема и в обратном направлении – при экспорте». 

Особое внимание докладчик уделил новым факторам, влияющим на поставки товаров, которые появились в связи с санкциями. «Мы составили матрицу этих факторов, чтобы помогать нашим клиентам планировать их внешнеэкономическую деятельность, поскольку часто сталкиваемся с тем, что отправитель готов отгружать товар, но под маской, так как не хочет, чтобы видели его взаимодействие с российской компанией, – для этого приходится выстраивать дополнительную цепочку, – отметил Иван Савушкин. – Можно разложить факторы, влияющие на доставку товаров, по шагам – с чего следует начинать и к чему в итоге приходим. Планирование маршрута для несанкционного товара отличается от планирования маршрута для санкционного товара, когда риски несет как получатель, так и отправитель. Поэтому следует планировать свою деятельность крайне аккуратно, так как риск вторичных санкций сохраняется для всех участников цепочки». Матрица выглядит следующим образом: 1) поведение поставщика: кто-то готов отгружать товар/кто-то готов, но только под маской/кто-то не готов; 2) специфика товара: не санкционный/санкционный (сертификат конечного пользователя нужен или нет); 3) поведение банков и транспортных компаний: готовы работать, но сервис часто хромает/отказ от работы при признаке санкций; 4) финансовая цепочка: прямая/через прокси (удорожание, риски); 5) товарная цепочка: прямая/через прокси (удорожание, риски); 6) поведение покупателя: не под санкциями/под санкциями. Спикер объяснил, как строить цепочку по шагам: «Шаги 1-3: проверяется отправитель (поведение), товар и получатель на санкции; шаг 4: (1) санкций нет, (2) санкций нет, но поставщик хочет маску, (3) санкции есть, передаем партнерам, мы не работаем; шаг 5: выстраиваем логистическую цепочку; шаг 6: выстраиваем товарную цепочку (если нужна); шаг 7: организуем процесс». Суть нового принципа работы в том, что если отправитель не хочет видеть в цепочке российского участника и не готов получать денежные средства из РФ, то применяется т.н. торговое агентирование – появляется прокси-участник (в переводе посредник). «Получается, вроде бы между продавцом и покупателем заключена прямая сделка, но де-факто товар идет через четыре страны. Использование дополнительных инструментов в виде прокси-стран, прокси-компаний, которые начинают участвовать в сделке, отражается на конечной стоимости доставки товара. При логистике с использованием прокси-инструментов, например, дополнительных судозаходов в Турцию, Арабские Эмираты, Китай, Корею, затраты увеличиваются в среднем на 20% и более, а при авиаперевозке – в два раза», – резюмировал Иван Савушкин. 

Следующая выступающая – Галина Донцова, член Совета ТПП России по таможенной политике, представила обзор поправок в Таможенный кодекс ЕАЭС в отношении международной интернет-торговли – проект протокола о внесении в кодекс данных изменений был одобрен распоряжением Коллегии ЕЭК от 16.08.2022 № 132. Докладчица сообщила, что срок внутригосударственного согласования проекта протокола закончился 15 октября, но результатов пока нет, затем остановилась на новациях документа. Прежде всего, вводятся новые определения: товары электронной торговли, предназначенные для реализации физических лицам (т.н. бондовый склад), и товары электронной торговли, приобретенные физлицами на электронных торговых площадках, перемещаемые через таможенную границу Союза в МПО или перевозчиком в адрес физлиц-получателей. Декларантами товаров в рамках бондового склада является оператор электронной торговли (новый вид деятельности). Оператор размещает товары на своей площадке, при ввозе они помещаются под таможенную процедуру таможенного склада, а при продаже физлицам – выпуска для внутреннего потребления. В отношении таких товаров применяются ставки Единого таможенного тарифа, взимается НДС, а также требуется подтверждение безопасности товаров (пока только предназначенных для детей). Лимит беспошлинного ввоза для физических лиц на товары электронной торговли не распространяется, тем не менее они предназначены лишь для личного пользования. По словам Галины Донцовой, в протоколе указано, что при выявлении фактов использования этих товаров в коммерческой деятельности физические лица несут ответственность в соответствии с законодательством государства ЕАЭС, в котором выявлены такие факты, но что подразумевается в данном случае под коммерческой деятельностью, не разъясняется. Также остаются вопросы по платежам: согласно протоколу, обязанность по уплате таможенных пошлин лежит на операторе, но непонятно, как эти платежи будут им учитываться при расчете налога на прибыль и т.д. Для декларирования товаров получатель (физическое лицо) обязан либо воспользоваться услугами оператора электронной торговли, либо декларировать их самостоятельно – обратиться к таможенному представителю, не являющемуся оператором, он не может. 

Далее докладчица обозначила противоречия между положениями протокола и нормами приказа Минфина России от 26.04.2022 № 62н «Об определении требований к лицам, осуществляющим доставку товаров для личного пользования в качестве экспресс-грузов и декларирование товаров для личного пользования, доставляемых в адрес физических лиц в качестве экспресс-грузов, и порядка совершения таможенных операций в отношении таких товаров, включая операции по уплате таможенных пошлин, налогов», который должен вступить в силу 2 марта 2023 года. Во-первых, по протоколу «оператор электронной торговли совершает таможенные операции в отношении товаров электронной торговли от имени декларантов», а в приказе сказано – «от имени и по поручению декларантов». «Это означает, что на каждую декларацию нужна заявка от получателя, то есть с каждым физлицом оператор должен заключить договор поручения», – пояснила Галина Донцова. Во-вторых, согласно приказу, оператор должен иметь неснижаемый остаток аванса в размере 250 тысяч евро для уплаты таможенных платежей, а также быть владельцем склада временного хранения и иметь свидетельство таможенного представителя. В-третьих, протоколом разрешается осуществлять временное хранение товаров на площадках оператора, приказом – только на СВХ. «С учетом сказанного необходимо привести приказ Минфина в соответствие протоколу», – констатировала Галина Донцова, завершая свой доклад. Однако, по мнению Марины Лякишевой, члена Совета ТПП России по таможенной политике, в этом нет необходимости. В своем комментарии она отметила, что приказом Минфина, безусловно, установлены более жесткие условия, но после вступления в силу протокола будут применяться нормы ТК ЕАЭС, то есть это временные сложности.  

Выступление Александра Наумова, начальника отдела организации мониторинга и судебно-правовой работы Правового департамента Евразийской экономической комиссии, было посвящено деятельности Комиссии по устранению препятствий на внутреннем рынке Евразийского экономического союза. Он подчеркнул, что барьеров во взаимной торговле становится все меньше. Этому во многом способствует установленная ЕЭК практика превентивного подхода – как только выявляются признаки барьера, государству-члену указывают на этот факт и барьер устраняется. По словам эксперта, сегодня Комиссией зафиксировано четыре барьера в Белоруссии, по три – в Казахстане и Киргизии и по одному в Армении и России. Кроме того, на площадке ЕЭК сейчас обсуждается, как квалифицировать введенные Россией ограничения в рамках ответа на санкции западных стран, – являются они барьерами или подпадают под нормы статьи 29 Договора о ЕАЭС «Исключения из порядка функционирования внутреннего рынка товаров». Согласно данной статье государства-члены во взаимной торговле товарами вправе применять ограничения по ряду оснований, среди которых «обеспечение обороны страны и безопасности государства-члена» (пп. 6 п. 1 ст. 29).

Павел Бурьянов, генеральный директор ООО «Инфотехразвитие», как руководитель органа по сертификации рассказал, на что надо обращать особое внимание участникам ВЭД при ввозе продукции, подлежащей оценке соответствия обязательным требованиям. Он напомнил, что постановлением Правительства РФ от 12.03.2022 № 353 «Об особенностях разрешительной деятельности в Российской Федерации в 2022 и 2023 годах» на полгода было приостановлено действие трех документов, регламентирующих порядок признания недействительными деклараций о соответствии и сертификатов соответствия. Речь идет о постановлении Правительства РФ от 19.06.2021 № 934 «Об утверждении Правил принятия национальным органом по аккредитации решения о признании недействительными документов, выданных аккредитованными испытательными лабораториями в результате их деятельности», постановлении Правительства РФ от 19.06.2021 № 935 «О внесении изменений в постановление Правительства Российской Федерации от 18 ноября 2020 г. № 1856» (о порядке формирования и ведения единого реестра сертификатов соответствия) и постановлении Правительства РФ от 19.06.2021 № 936 «О порядке регистрации, приостановления, возобновления и прекращения действия деклараций о соответствии, признания их недействительными и порядке приостановления, возобновления и прекращения действия сертификатов соответствия, признания их недействительными». Но эти полгода прошли, и с 1 сентября 2022 года действие данных постановлений возобновлено, то есть контролирующие органы могут отзывать документы об оценке соответствия. В связи с этим эксперт настоятельно рекомендовал перед каждой поставкой проверять статус этих документов во ФГИС Росаккредитации. Еще следует учитывать одну особенность: по постановлению № 353 действие сертификатов соответствия, срок действия которых заканчивался в период с 14 марта по 1 сентября 2022 года, автоматически продлевается на 12 месяцев. При этом сертификаты таможенного союза действуют на территории ЕАЭС, информация о них размещена во ФГИС Росаккредитации и на сайте Евразийской экономической комиссии, однако срок их действия продлевается лишь в России. Соответственно, автоматическое продление срока их действия отмечено только во ФГИС Росаккредитации – на сайте ЕЭК и на бланке самого сертификата этой информации нет. Чтобы в связи с этим не возникало проблем, предусмотрена возможность представлять в таможенный орган при ввозе продукции только сведения о документе об оценке соответствия, а не сам оригинал, то есть достаточно предъявить ссылку на сайт Росаккредитации. 

Затем слово было предоставлено Владимиру Павлову, профессору кафедры предпринимательского и корпоративного права Финансового университета при Правительстве РФ, который познакомил участников конференции с предложением экспертного сообщества по изменению подхода к разрешению параллельного импорта. Он подчеркнул, что подход, избранный Минпромторгом, имеет существенные изъяны. Во-первых, в подготовленный ведомством перечень включаются только те товарные знаки, правообладатели которых объявили о своем уходе с российского рынка, поэтому приходится постоянно отслеживать изменение позиций иностранных компаний. Во-вторых, часть зарубежных фирм не заявляют открыто об уходе, но фактически не ввозят товары в РФ. В-третьих, многие иностранные компании, в том числе азиатские, остановили поставки в Россию из-за угрозы вторичных санкций. Учитывая эти недостатки, предлагается ввести в РФ международный принцип исчерпания прав на все категории товаров, которые перестали поставляться в РФ. Это позволит насытить рынок необходимыми товарами, а также упростить таможенное оформление. При этом правительство должно получить полномочия устанавливать исключения из международного принципа для тех правообладателей, которые несмотря на санкции продолжают поставки в Россию.

Завершая мероприятие, Константин Курочкин призвал предпринимателей к внимательности при ведении внешнеэкономической деятельности, чтобы избежать привлечения к ответственности. Он сделал акцент на том, что за 9 месяцев этого года выросло число административных и уголовных дел за таможенные правонарушения по сравнению с аналогичным периодом 2021 года. «Таможенное законодательство не успевает реагировать на изменение ситуации, а представители таможенной службы говорят: есть закон, мы должны его исполнять, – отметил Константин Курочкин. – Следует учитывать позицию Федеральной таможенной службы по этому вопросу». 

ОС ФТС

Мероприятия

Все мероприятия

Мероприятия