Контроль за товарами выходит на новый уровень

17 июня состоялось очередное заседание Совета Торгово-промышленной палаты РФ по таможенной политике, в ходе которого обсуждалось, как отражается на работе участников внешнеэкономической деятельности внедрение систем прослеживаемости – документарной и физической, то есть маркировки товаров средствами идентификации.

Контроль за товарами выходит на новый уровень

Первое слово модератор заседания Георгий Петров, председатель Совета ТПП России по таможенной политике, предоставил Дмитрию Черепанову, заместителю начальника Управления камерального контроля Федеральной налоговой службы РФ, который подробно рассказал об этапах внедрения национальной системы прослеживаемости импортных товаров. Он напомнил, что 19 мая 2019 года главами государств Союза было подписано Соглашение о механизме прослеживаемости товаров, ввезенных на территорию ЕАЭС, которое вступило в силу 3 февраля 2021 года. Соглашением предусмотрено создание двух сегментов единой системы – наднационального, в рамках которого осуществляется обмен информацией о пересечении товаром границ между участниками Союза, и национального, обеспечивающего прослеживаемость внутри страны – члена ЕАЭС. Национальная система прослеживаемости (НСП) представляет собой информационную систему, осуществляющую сбор, учет и хранение сведений о товарах, подлежащих прослеживаемости, и об операциях, связанных с оборотом таких товаров. Для полноценной работы российской НСП в настоящее время готовится нормативно-правовая база: федеральным законом от 9.11.20 № 371-ФЗ внесены изменения в Налоговый кодекс и закон о налоговых органах в РФ; проходит согласование в Минфине проект об изменениях в Кодекс РФ об административных правонарушениях (будет установлена ответственность за нарушения по операциям с прослеживаемыми товарами); на рассмотрении в правительстве находится ряд постановлений, в том числе о функционировании самой системы и перечне прослеживаемых товаров. «Механизм НСП достаточно простой, – отметил Дмитрий Черепанов, – он базируется на погружении в документ уникального идентификатора – регистрационного номера партии товара (РНПТ), состоящего из номера декларации на товары и порядкового номера товарной партии в этой ДТ. Данный идентификатор переносится в другие документы и наполняется сведениями из систем налогового и бухгалтерского учета. Вся эта информация аккумулируется в НСП, ФНС России производит ее сопоставление, тем самым обеспечивается прослеживаемость импортного товара на всем его жизненном цикле от момента ввоза до реализации конечному потребителю либо выбытия (в связи, например, с экспортом)». Для функционирования НСП декларация на товары и декларация по НДС будут дополнены дополнительными реквизитами: РНПТ, количество и единицы измерения, также появятся новые документы – уведомление об остатках или ввозе на территорию РФ, уведомление о перемещении в страны ЕАЭС и отчет об операциях с прослеживаемым товаром. Участником НСП становится любой налогоплательщик независимо от системы учета и режима налогообложения, в случае если он совершает операции с прослеживаемыми товарами. Плательщики на основной системе налогообложения будут отражать операции с товарами в декларации по НДС, а плательщики на специальных режимах – в особом документе, который называется отчет о прослеживаемых товарах. Посредством обязательного электронного документооборота вся эта информация аккумулируется в базе данных Федеральной налоговой службы как оператора НСП, а также передается от продавца к покупателю. Кроме того, для работы НСП необходимо взаимодействие с ЕАИС ФТС России, которое, по словам докладчика, уже налажено. «На основе сопоставления данных из ресурсов таможенной и налоговой служб будут выявляться несоответствия и риски, о чем мы будет информировать ФТС, а также насыщать ее базы информацией об операциях с прослеживаемыми товарами, что поможет обеспечить надежный контроль за такими товарами после выпуска в оборот», – пояснил Дмитрий Черепанов. Он также сообщил, что НСП будет внедряться поэтапно: с 1 июля 2021 года вводится обязательный электронный документооборот для участников НСП, с 1 июля 2022 года планируется ввести административную ответственность за нарушение требований при операциях с такими товарами (это отложенная норма, чтобы хозяйствующие субъекты успели адаптировать свои бизнес-процессы под систему), с 1 января 2023 года система должна заработать в режиме, максимально близком к онлайн, – планируется, что через операторов электронного документооборота универсальные передаточные документы будут поступать в течение суток. На сегодня степень готовности к запуску НСП достаточно высокая – с 2019 года проводился эксперимент, была организована информационная кампания, ФНС разработаны специальные сервисы (они размещены на сайте https://www.nalog.gov.ru/) и обеспечено подключение к ним хозяйствующих субъектов для проверки, прослеживается товар или нет, завершено тестирование с разработчиками учетных систем, операторами электронного документооборота и ФТС России по обмену данными с НСП. «В настоящее время идет наполнение нашей системы данными из Федеральной таможенной службы, – сказал в заключение доклада Дмитрий Черепанов. – Теперь главное – дождаться принятия нормативно-правовых актов».

Информацию представителя ФНС дополнила в своем выступлении Анастасия Вяткина, начальник отдела развития технологий после выпуска Главного управления таможенного контроля после выпуска товаров Федеральной таможенной службы. Она сообщила, что в постановление правительства, которым будет утвержден перечень товаров, подлежащих прослеживаемости, войдет та же продукция, которая прослеживалась в рамках эксперимента, за исключением электронных интегральных схем. По словам докладчицы, правила бухучета остаются прежними кроме необходимости указания в сопроводительных документах реквизитов прослеживаемости – РНПТ, количества и единицы измерения. Эти же реквизиты вносятся в ДТ (порядок подробно расписан в решении Коллегии ЕЭК от 29 декабря 2020 года № 183 «О внесении изменений в пункт 15 Порядка заполнения декларации на товары»). Затем Анастасия Вяткина пояснила, как осуществляется присвоение РНПТ: «Товарам из третьих стран РНПТ присваивается самостоятельно участником оборота, номер формируется на основании данных из ДТ и порядкового номера с 1 по 99. Компетенция по присвоению РНПТ товарам Союза остается за ФНС. Мы получаем от ФНС сведения об остатках, о выбытии товаров из системы прослеживаемости, о цепочках продаж, аналитические показатели на основании сведений об обороте товаров, риски нарушений и расхождения (получаемые сведения используются в рамках таможенного контроля), а передаем налоговой службе сведения о ввозе/вывозе товаров, о ввозе с территорий государств Союза, о задержании/конфискации или обращении в федеральную собственность». Что касается этапов внедрения НСП, к 1 июля должны быть приняты все необходимые нормативно-правовые акты, с 1 июля по 30 сентября будет осуществляться наполнение НСП, а с 1 января 2023 года планируется запустить полноценный электронный документооборот в части использования электронных счетов-фактур.

Со стороны бизнеса по первому вопросу повестки также было два выступления. Александр Богатырев президент Ассоциации уполномоченных таможенных операторов, заявил, что деловое сообщество в целом одобряет введение документарной системы прослеживаемости, поскольку это позволит уйти наконец от «серых» схем, тем более что такой способ гораздо лучше, чем маркировка товаров, накладывающая на бизнес дополнительные издержки. Но при этом спикер выразил опасения в связи с тем, что при покупке импортного товара на внутреннем рынке покупатель несет ответственность по статье 16.21 КоАП России, предусматривающей штрафы и конфискацию. Поэтому, по мнению Александра Богатырева, на сайте ФТС России должен быть создан специальный раздел, где отображались бы сведения о прослеживаемых товарах (хотя бы номер ДТ и 31-я графа), чтобы покупатель мог проверить, прошел ли данный товар таможенное оформление, то есть легальность его ввоза. Также он порекомендовал предпринимателям использовать в целях самопроверки инструменты таможенного аудита, в частности, программу, разработанную Ассоциацией таможенных аудиторов и консультантов. «Мы уже апробировали эту замечательную программу, она очень помогает бизнесу, при внесении данных из бухучета сразу позволяя видеть рисковые точки, на которые и ФТС, и ФНС обратят внимание», – отметил докладчик. Подробнее о том, как работает эта программа – КПС «Таможенный аудит», рассказал Владислав Кореневский, генеральный директор Ассоциации таможенных аудиторов и консультантов. Он пояснил, что с 1 июля, когда вступит в силу обязательный электронный документооборот в отношении прослеживаемых товарах, участники оборота начнут передавать сведения в НСП, но при этом провести самопроверку, чтобы быть уверенными в отсутствии ошибок, без специальных программ нельзя. КПС «Таможенный аудит» позволяет проконтролировать, как данные из декларации были перенесены в систему бухучета, программа сама сравнивает ДТ и счета-фактуры и показывает расхождения. Кроме того, программа сопоставляет сведения прихода и расхода товаров и дает возможность проверить правильность заявленного кода ТН ВЭД.

Второй вопрос повестки – таможенные аспекты цифровой маркировки импортных товаров – осветили представители Федеральной таможенной службы. Анастасия Вяткина представила краткую презентацию о правилах маркировки и напомнила, какие товары  сегодня подлежат маркировке и в отношении каких проводятся эксперименты. Затем Александр Ступников, начальник отдела переработки и завершающих таможенных режимов Главного управления организации таможенного оформления и таможенного контроля ФТС России, доложил, на каком этапе находится принятие решения о возможности уполномоченным экономическим операторам маркировать товары на своих площадках. Он отметил, что ФТС (хотя не является органом, определяющим политику в сфере маркировки) в прошлом году по просьбе бизнеса подготовила проект решения ЕЭК, допускающего маркировку на площадках УЭО в виде дополнительного специального упрощения. Проект был поддержан всеми государствами Союза кроме Белоруссии, поэтому вопрос «завис». «На конец июня назначено заседание Консультативного комитета по таможенной политике, на котором будет определено, рассматривать ли данный проект дальше на площадке ЕЭК, либо передать эти полномочия на национальный уровень, – сообщил Александр Ступников. – В последнем случае мы оперативно подготовим соответствующие нормативные акты, поскольку считаем, что уполномоченные экономические операторы достойны разрешения осуществлять маркировку на своих площадках». Отвечая на вопрос одного из участников заседания, почему не рассматривается возможность разрешить маркировать товары на складах временного хранения, спикер пояснил: маркировка возможна там, где таможня имеет возможность идентифицировать товары. Например, при помещении под процедуру таможенного склада каждая партия товара идентифицируется путем декларирования и таможенный орган понимает, в отношении каких товаров будет осуществлена маркировка. В случае временного хранения товары находятся под таможенным контролем на определенной территории, но таможенный орган не вправе их идентифицировать, он только контролирует их сохранность.

Подводя итоги заседания, Георгий Петров подчеркнул, что бизнес безоговорочно поддерживает введение документарной системы прослеживаемости товаров, в то время как необходимость внедрения системы физической прослеживаемости, то есть маркировки товаров средствами идентификации, вызывает некоторые сомнения, в связи с чем следует более тщательно проработать этот вопрос.  

хартия добросовестных участников вэд