Необходимо развитие

Необходимо развитие

14-15 января в Москве состоялся очередной Гайдаровский форум, который в этом году прошел под девизом «Россия и мир после пандемии».

В экспертной дискуссии «ЕАЭС 2.0: переход к новому качеству интеграции» принял участие Председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии Михаил Мясникович, который рассказал о последних достижениях регулирования на союзном уровне. Так, благодаря техническим регламентам в рамках Союза 85% товаров сегодня сертифицируются по единым техническим нормам, продолжается процесс гармонизации национальных законодательств, приняты Стратегические направления развития евразийской интеграции до 2025 года. Среди задач на ближайшую перспективу Михаил Мясникович отметил необходимость создания совместных евразийских компаний. «Нам надо на уровне Комиссии, на уровне национальных правительств серьезно подумать, над какими проектами надо было бы объединить наши усилия для того, чтобы взаимодополнять друг друга и выпускать конкурентоспособную продукцию», – сказал глава Коллегии ЕЭК. В частности, он поддержал идею Президента России Владимира Путина о совместных программах импортозамещения, предложив подумать об общих проектах в высокотехнологичных отраслях, например, в самолетостроении. 

Участники экспертной дискуссии «Пандемия и интеграция: угроза или стимул к развитию?» обсудили, какие решения могут способствовать укреплению союзной интеграции в этот сложный период. В дискуссии приняли участие директор отделения ООН в Женеве Татьяна Валовая и министр по торговле ЕЭК Андрей Слепнев. По словам Татьяны Валовой, пандемия стала серьезным вызовом для интеграционных процессов как в Евразии, так и во всем мире. Так, более остро встал вопрос о том, насколько готовы государства отдавать часть своих полномочий наднациональным структурам. Андрей Слепнев в связи с этим напомнил: «В марте-апреле был такой момент, когда ЕАЭС качался как монетка, стоящая на ребре: то ли мы свалимся в сторону самостоятельного решения государствами всех проблем и Союз получит мощнейший удар с точки зрения интеграционной заряженности от дальнейших действий, либо мы покажем, что можем эффективно решать вопросы в Союзе, договариваться. За апрель-май премьеры встретились 5 раз, президенты – 2 раза, были бесконечные консультации, достигнуто множество соглашений. Мы работали, можно сказать, с колес, нарушая регламенты, и в каком-то смысле принимали решения даже быстрее национальных правительств». По мнению Андрея Слепнева, в итоге Союз доказал, что это жизнеспособная организация. Он привел красноречивые цифры: внутренняя торговля упала на 11,6% за первые 11 месяцев прошлого года, за тот же период внешняя торговля сократилась на 22,5%, причем по взаимной торговле отмечается рост по физическим объемам на 3%, то есть цены упали, а физические объемы выросли. «Это значит, интеграция работает, связи надежны, мы не уходим в замкнутость», – резюмировал Андрей Слепнев.

Вопросы о степени замкнутости/открытости российской экономики стали основными и на сессии «Стратегия внешнеэкономической деятельности. Как расставить приоритеты», в которой приняли участие министр экономического развития Максим Решетников, председатель правления ПАО «СИБУР Холдинг» Дмитрий Конов и председатель совета директоров ПАО «Северсталь» Алексей Мордашов. Модератор сессии Сергей Синельников-Мурылев, ректор Всероссийской академии внешней торговли, открывая дискуссию, напомнил: если страна работает только на внутренний рынок, едва ли можно рассчитывать на эффективное производство, тем более что сегодня страны специализируются уже не на товарах, а на операциях в рамках цепочки по созданию добавленной стоимости. Отвечая на вопрос модератора: как же достичь баланса между необходимостью открывать рынок для импорта и обеспечением его защиты, Максим Решетников отметил, что в России сегодня весьма открытая экономика, но нет ни одной экономики, которая была бы полностью открыта. «Ни один продукт сегодня невозможен без импортных составляющих, но импорт должен быть разумным. И нам необходимо развивать экспорт, без этого мы не выйдем на целевой показатель экономического роста в 3%. За последние три года вклад чистого экспорта был отрицательный – минус 0,6 процентных пункта, – отметил министр. – Эту ситуацию надо менять. Причем наращивать экспорт нам придется в более жестких условиях: наблюдаются рост протекционизма, торговые войны, кризис ВТО. К тому же пандемия внесла свою лепту – все поняли, насколько уязвимы цепочки добавленной стоимости, многие страны начали возвращать производства на внутренний рынок. Что касается импортозамещения, надо сказать, что экспорт и импортозамещение – стратегии не конкурирующие, а взаимодополняющие. Мы это увидели на примере сельского хозяйства, где импортозамещение очень быстро перешло в экспорт – 28 млрд долларов по итогам 2020 года»,.  

Алексей Мордашов акцентировал внимание на том аспекте, что государство своими действиями не должно нарушать конкурентную среду. «Главным в госрегулировании должен быть принцип – не навреди, – подчеркнул он. – Сейчас идут дебаты по поводу цен, и звучат голоса, призывающие к ограничению экспорта ряда товаров, другие говорят: давайте ограничим импорт. Мы не можем отказаться от импорта, если хотим быть эффективными. Чтобы иметь самое высокое качество, необходимо лучшее оборудование, технологии, то есть чтобы эффективно участвовать в экспорте, нужно иметь эффективный импорт. Поэтому нужны правильные и сбалансированные действия государства, помощь компаниям в продвижении их продукции». 

В свою очередь Дмитрий Конов, говоря о поддержке государством внешнеторговых связей, обратил внимание, что успешность здесь во многом зависит от того, насколько легко экспортеру и импортеру осуществлять свою деятельность. Одной из эффективных мер стало бы упрощение процедур экспорта и импорта. В связи с этим Максим Решетников познакомил участников с планами министерства в этой сфере на текущий год: «Таможенные процедуры должны стать более дифференцированными. Так, при электронной торговле часто возникает необходимость реимпорта, а у нас нет нормальной процедуры. Наша задача в этом году вместе с таможней отрегулировать эту процедуру». Что касается поддержки экспорта, здесь многое сделано, но предстоит сделать не меньше. Одно направление – сервисная помощь крупным компаниям при выходе на высококонкурентные рынки, где применяются тарифные барьеры и нетарифные ограничения, также им нужна поддержка государства при спорах в рамках ВТО. Второе направление – активная работа по продвижению товаров, которые сами на внешние рынки не попадут (например, сложная железнодорожная или авиационная техника, энергетическое машиностроение и т.п.): государство должно помочь попасть в ту или иную страну, пройти сертификацию, санитарные процедуры и т.д. Третье направление – создание новых ниш, например, российский хайтек сегодня остро нуждается в помощи государства для выхода на внешние рынки.

хартия добросовестных участников вэд