У бизнеса по-прежнему много работы

У бизнеса по-прежнему много работы

19 марта в Москве прошло очередное совместное заседание Совета Торгово-промышленной палаты РФ по таможенной политике и Комитета по таможне и транспорту Американской торговой палаты в России.

Модерировали четвертое совместное заседание Совета Торгово-промышленной палаты РФ по таможенной политике и Комитета по таможне и транспорту Американской торговой палаты в России по традиции Арт Франчек, председатель Комитета по таможне и транспорту АТП, и Георгий Петров, председатель Совета ТПП РФ по таможенной политике, заместитель председателя Общественного совета ФТС России. 

По первому вопросу повестки с обширным докладом выступил Александр Косов, руководитель практики таможенного права и внешнеторгового регулирования, партнер юридической компании «Пепеляев Групп», который подробно рассказал об основных положениях проекта нового кодекса РФ об административных правонарушениях в части таможенного дела. Он напомнил, что работа надо новым КоАП началась в апреле прошлого года, когда была создана межведомственная рабочая группа, в которую, к сожалению, представители от бизнеса не вошли.  Возможно по этой причине, концепцию кодекса, опубликованную 10 июля, в основу которой было заложено установление справедливых адекватных наказаний и уточнение правонарушений, не удалось в полном объеме реализовать в самом проекте КоАП РФ. 30 января Минюстом на общественное обсуждение (одновременно с проектами процессуального кодекса, регламентирующего вопросы ведения производства по делам об административных правонарушениях, и закона о введении в действие этих двух кодексов, которое планируется 1 января 2021 года) был представлен проект КоАП РФ, который вызвал критику бизнеса. 

Докладчик обозначил наиболее важные новации (как положительные, так и негативные) главы 32 «Административные правонарушения в области таможенного дела (нарушение таможенных правил)» и главы 31 «Административные правонарушения в области валютного регулирования и валютного контроля, а также в области добычи, производства, использования и обращения драгоценных металлов и драгоценных камней». Прежде всего он обратил внимание, что в то время как в концепции КоАП принцип вины и принцип презумпции невиновности были закреплены как два самостоятельных принципа, в проекте кодекса зафиксирован только принцип вины. Разница очевидна, поскольку принцип презумпции невиновности возлагает обязанность доказывать наличие вины на госорганы, а не на того, кого подозревают в совершении правонарушения. По мнению спикера, главное отличие проекта кодекса от действующего КоАП в том, что в нем отсутствует норма о том, что сомнения в наличии вины, в том числе возникшие в силу правовых неопределенностей и неточностей в законе, должны трактоваться в пользу лица, привлекаемого к ответственности.  Само определение вины юридического лица в проекте кодекса практически такое же, как в действующем КоАП, но в проекте процессуального кодекса к нему сделано добавление, усиливающее обвинительный уклон: если вина должностного лица доказана, это автоматически означает вину и юридического лица, но, если вина должностного лица не доказана, это не означает отсутствия вины у юридического лица. В проекте вводится понятие грубого правонарушения – в этом случае уже невозможно освобождение от ответственности по малозначительности и замена штрафа предупреждением. Но самый серьезный момент, считает Александр Косов, это компетенция арбитражных судов. Сейчас у таможенного органа есть выбор – самому вынести постановление по делам о нарушении таможенных правил либо передать дело на рассмотрение в суд (по действующим правилам это может быть только суд общей юрисдикции). В настоящее время, если таможенный орган передает материалы в суд, обжалование возможно только по линии судов общей юрисдикции. Практика показывает, в подавляющем большинстве случаев суды общей юрисдикции принимают сторону госоргана и дела чаще всего заканчиваются наказаниями. В проекте в общем ситуация исправляется – у арбитражных судов появляется компетенция на рассмотрение материалов дел, но вот что касается главы 32 остается вопрос, поскольку прямого указания на арбитражные суды нет. Сам собой напрашивается вывод, что основная масса дел по таможенным правонарушениям будет по-прежнему рассматриваться судами общей юрисдикции. Нужно также отметить, что по нескольким составам ответственность должностных лиц увеличивается. Добавлено наступление ответственности за несообщение сведений о товарах в пункте пропуска и за несоблюдение мер защиты внутреннего рынка (речь идет об антидемпинговых, защитных и специальных пошлинах). Расширяется ответственность декларанта при предоставлении документов таможенному представителю: если предоставление документов, в том числе достоверных, но, например, не полного объема, повлекло за собой недостоверное декларирование (добавляется «а также недекларирование»), то декларанта можно будет привлекать к ответственности. Следует обратить внимание, что изменено условие для освобождения от ответственности в случае добровольного обращения декларанта или по его поручению таможенного представителя в части задолженности, но не в том ключе, в котором предлагал бизнес. Освобождается то лицо, которое привлекалось к ответственности, и условие об отсутствии задолженности не ограничено конкретной товарной партией. Таможенный представитель освобождаться от ответственности не будет, если есть непогашенная задолженность по другим клиентам (пусть даже истекли три года). Снижен размер штрафа (от 20 тыс. до 50 тыс. рублей) для случая недекларирования товаров, в отношении которых не подлежат уплате таможенные платежи и (или) в отношении которых не применяются запреты и ограничения. Вроде бы это шаг навстречу бизнесу, но формулировка «не подлежат уплате...» ведет к правовой неопределенности, поскольку в Таможенном кодексе ЕАЭС она не имеет однозначного значения и в разных ситуациях влечет разные последствия. Наконец, вопиющий факт, по мнению эксперта, – сохранить в этой статье конфискацию. Бизнес предлагал в случаях, когда недекларирование не повлекло за собой неуплату таможенных платежей, установить фиксированный штраф без конфискации, поскольку вред здесь заключается только в недостоверной статистике, материального вреда нет. Таким образом, экспертам и представителям делового сообщества предстоит много работы по исправлению негативных норм в проекте КоАП РФ.

Из положительных новаций, которых в проекте гораздо меньше, чем ужесточающих ответственность, спикер назвал следующие. Уточняется определение однородного правонарушения, которое раньше трактовалось судами по-разному из-за различных позиций Высшего Арбитражного суда и Высшего Суда. ВАС считал однородными правонарушения в рамках одного состава или одной части статьи (узкое понятие), ВС рассматривал их как правонарушение в одной сфере, то есть все правонарушения, ответственность за которые предусмотрена главой 16, называл однородными, что влекло за собой ужесточение наказания. На практике после упразднения ВАС все суды перешли на применение более широкого понятия ВС. В проекте отражена позиция ВАС, то есть узкого понятия, и появляется хорошее добавление – за несколько однородных правонарушений наказывать будут как за одно правонарушение, и административная ответственность за недостоверное декларирование наступает, только если сумма недоимки больше 5 евро. 

По второму вопросу повестки выступил Александр Тысечников, руководитель факультета международных транспортных перевозок МГИМО, который проинформировал участников встречи о текущей ситуации в сфере грузоперевозок авиационным и морским транспортом. Он отметил, что падение рынков началось еще в прошлом году. Так, загрузка воздушных судов по итогам прошлого года в Европе едва превысила 50%, в результате с начала года уже 12 авиаперевозчиков ушли с рынка, остальные сокращают персонал и меняют формат самолетов. В отношении морских перевозок ситуация чуть лучше – итоги прошлого года показывают рост на 2,7%, хотя, как отметил спикер, это почти уровень погрешности, то есть на практике роста не было. Ближайшие перспективы также не слишком оптимистичны в связи с распространением пандемии коронавируса, что влечет за собой снижение экономической активности, соответственно, уменьшение объема поставок. Во второй части доклада эксперт коснулся проблемы цифровизации логистической отрасли. Прежде всего он подчеркнул, что сегодня в мире нет однообразного понимания цифровизации и она осуществляется путем проб и ошибок, в том числе есть и неудачные решения. Россия лидирует по разработкам цифровых технологий  в транспортной отрасли, по мнению спикера, внедрение тормозится из-за отставания законодательства, которое предписывает компаниям необходимость представлять различным госорганам, банкам и т.д. документы в бумажном виде.

Галина Донцова, консультант Ассоциации экспресс-перевозчиков, кратко осветила проблему определения таможенной стоимости проектной документации. Она подчеркнула, что проблема эта давнишняя, но до сих пор не решается несмотря на заявления представителей власти о необходимости привлекать инвесторов, создавать новые производства, стимулировать экспорт и т.п. Она привела конкретный пример. Российские инвесторы заказали за границей проект завода, за работу по проектированию было выплачено 8 млн евро, чертежи присланы в электронном виде, а затем их ввезли «на бумаге». За эту «бумагу» таможня при проверке на этапе постконтроля потребовала заплатить НДС в размере 20% от стоимости проекта (8 млн евро). «Вопрос включения в стоимость товаров стоимости проектирования, относящегося к этим товарам, законодательством до сих пор не урегулирован и этот пробел приводит к колоссальным издержкам для предприятий», – отметила Галина Донцова. Она напомнила, что от имени ТПП России по этой проблеме уже было обращение в Евразийскую экономическую комиссию, но пока безрезультатно. 

Завершая заседание, Георгий Петров проинформировал участников, что в Евразийской экономической комиссии началась работа по внесению изменений в Таможенный кодекс ЕАЭС и страны Союза кроме России и Белоруссии уже представили около 150 поправок. «Нам тоже надо включаться в эту работу», – резюмировал Георгий Петров и призвал участников Совета подготовить свои предложения, в том числе и по проектной документации, и направить их в ТПП для обсуждения. 

хартия добросовестных участников вэд