Таможня и бизнес: будет ли найден консенсус.

Основным вопросом повестки очередного заседания Совета Торгово-промышленной палаты РФ по таможенной политике стало обсуждение поправок в Таможенный кодекс ЕАЭС.

О предложениях бизнеса по совершенствованию Таможенного кодекса ЕАЭС рассказали Павел Исаев и Андрей Гуляев, сотрудники Комитета РСПП по интеграции, торгово-таможенной политике и ВТО. Георгий Петров, председатель Совета, советник Президента ТПП России, заместитель председателя Общественного совета при ФТС России предоставляя слово докладчикам, напомнил, что этот комитет РСПП является координатором таможенных вопросов от имени «Большой четверки» и аккумулирует все замечания о внесении изменений в ТК ЕАЭС, поступающие от деловых кругов. 

По словам Павла Исаева, процесс подготовки изменения в кодекс начался еще в прошлом году, когда Евразийская экономическая комиссия объявила о начале сбора предложений. В рамках «Большой четверки» инициативы от бизнеса были собраны и отправлены в комиссию. Работа над ними должна была стартовать в начале этого года, но из-за пандемии немного задержалась – только с августа на площадке Минфина стали проходить совещания, на которых обсуждались 79 поправок от бизнеса и 98 поправок, поступивших в ЕЭК из других стран Союза. «Дискуссия идет конструктивно, – отметил Павел Исаев. – Поддержано 29 наших предложений, в доработке находятся 27 и по 7 имеются разногласия, которые мы постараемся снять в ходе дальнейших совещаний. И, пользуясь случаем, хочу сообщить, что у предпринимателей пока еще есть возможность выдвинуть свои предложения, но это надо делать очень оперативно, поскольку к середине октября, думаю, вопрос будет закрыт». 

Затем Андрей Гуляев озвучил конкретные предложения, поступившие в ЕЭК от делового сообщества. На сегодня поддержаны Минфином и уже включены в позицию РФ следующие ключевые предложения. 1. Прописать в ТК ЕАЭС отдельные случаи прекращения предварительных решений о классификации и принятия новых в случаях, когда изначально выданное предварительное квалификационное решение было признано в досудебном или судебном порядке незаконным. 2. Закрепить сроки уведомления декларантов о продлении срока выпуска товаров в течение 1 часа (сегодня 1 рабочий день). 3. Прописать обязанность таможенного органа предоставить декларанту возможность подать декларацию в письменной форме в течение 1 часа при неработающей системе электронного декларирования (сегодня это звучит так: декларант имеет право в течение часа подать декларацию в письменной форме, что таможенниками воспринимается как необязательная норма). 4. Предусмотреть возможность экспедиторам подавать документы на убытие товаров, которые перемещаются воздушным транспортом (сейчас такая возможность есть только для водного транспорта). Также, по словам Андрея Гуляева, Минфином поддержан ряд предложений по экспресс-перевозчикам, беспошлинной торговле, перемещению дипломатической почты, интернет-торговле (хотя последняя тема будет еще рассматриваться на отдельной рабочей группе). 

Среди предложений, находящихся в стадии обсуждения, которые будут вынесены на разногласия, спикер назвал следующие. 1. Ограничение права таможенных органов обращаться в ЕЭК за принятием предварительного решения по классификации в инициативном порядке и предоставление такого права бизнесу. Таможенным органам такое право должно предоставляться в случаях различных классификационных решений на один и тот же товар в нескольких государствах ЕАЭС. Это предложение не было поддержано, но Минфин предложил компромиссный вариант – предоставить право обращения в ЕЭК бизнесу, но через уполномоченные организации, перечень которых будет определен каждым государством Союза (в России это может быть, например, ТПП РФ). 2. Принятие таможенными органами предварительного решения о классификации в отношении наименования, а не каждого артикула (сегодня, например, из 50 артикулов одного товара, скажем, 30 классифицируются одним кодом, а 20 – другим). 3. Запрет изменения предварительного решения о классификации с довзысканием платежей и включение в ТК ЕАЭС ряда условий: например, сложившаяся судебная практика. 4. Неприменение запретов и ограничений при перегрузке товаров в пунктах пропуска с одного транспортного средства на другое. 5. Снятие запрета на проведение операций с незначительной добавленной стоимостью при переработке (например, разрешить в РФ упаковку, расфасовку, сортировку товаров). 6. Предоставление права декларанту подавать ДТ любому таможенному органу, если не применяются запреты и ограничения. 7. Облегчение условий для таможенных представителей, в частности, предлагается отменить в качестве основания для исключения из реестра за невыполнение в срок уведомления либо установить порог добросовестности в размере 10 тысяч евро. 8. Разрешить снижение размера генерального обеспечения не только при транзите, но и при других процедурах. 9. Разрешить ЕЭК устанавливать сниженный размер обеспечения при проверках (это связано с проблемой внесения обеспечения в суммах, превышающих стоимость товара). 10. Предусмотреть, чтобы для целей учета и контроля первыми использовались товары, которые были ввезены в более ранние сроки. 11. Снятие с экспортеров обременения в виде необходимости получения заключений о выполнении условий переработки при применении процедуры СТЗ. Кроме того, пока не достигнут консенсус по блоку предложений в части сроков составления актов таможенного осмотра/досмотра и процедурных сроков проведения данных форм контроля; по ряду поправок в отношении экспресс-грузов, беспошлинной торговле; по предложениям в отношении уполномоченного экономического оператора (не применять обеспечение для таможенных представителей, имеющих статус УЭО, исключить из перечня оснований для приостановления деятельности УЭО возбуждение административного производства и др.).

Завершая свое выступление, Андрей Гуляев сообщил, что ряд возражений деловые круги высказали по позиции РФ, уже направленной в ЕЭК. Эта ситуация возникла из-за того, что бизнес не ознакомили с блоком поправок, подготовленных ФТС России и Минфином. С чем не согласен бизнес? Во-первых, не поддерживается предложение госорганов о запрете получения декларантами заключений экспертизы (предлагается знакомиться только с их результатами, обоснование – участник ВЭД не должен быть подготовлен к суду). Во-вторых, не поддерживается предложение ФТС России о возможности продления сроков таможенного осмотра и досмотра до 20 рабочих дней. В-третьих, не поддерживается предложение госорганов о задержании транспортного средства международной перевозки, когда декларант ТСМП нарушил срок временного ввоза или вовремя не продлил его. Предлагается не вводить эту процедуру в связи с ее сложностью (невозможность перемещения вагонов, кораблей, самолетов на СВХ или в ЗТК), а также непрозрачным порядком установления сроков временного ввоза.

В отношении последней поправки Галина Баландина, заместитель председателя Совета ТПП России по таможенной политике, старший научный сотрудник РАНХиГС, назвала еще одну причину не принимать это предложение: в соответствии с Международной конвенцией об упрощении и гармонизации таможенных процедур (Киотская конвенция) ТСМП задерживается только в одном случае – если оно оборудовано тайниками для сокрытия товаров. Галина Баландина подчеркнула, что удивлена согласием Минфина и Минэкономразвития с поправкой, противоречащей Киотской конвенции. Она обозначила также ряд предложений сторон и ЕЭК по поправкам в ТК ЕАЭС, которые вызывают тревогу. Так, сегодня предварительное классификационное решение – единственная гарантия для участника ВЭД от ретроспективного пересмотра размера таможенных платежей. Поправка, предложенная белорусской стороной, размывает эту ситуацию. Сейчас предварительное решение отменить задним числом нельзя, решение об отмене ПР вступает в силу в день вынесения нового решения. «Это также не очень правильно, – отметила Галина Баландина. – Надо настаивать на том, чтобы оно вступало в силу не раньше, чем о нем станет известно держателю ПР». Исключение только одно – если ПР было принято на основе ложной информации, представленной заявителем. В поправке РБ предлагается в исключения включить недостоверную информацию, представленную также экспертом, к которому обратился таможенный орган. «Если бы речь шла о заключении эксперта, которое представлено заявителем, понятно, но, если таможенный орган сам обратился, почему мы должны быть заложниками заключения эксперта?» – задала риторический вопрос докладчица. Еще одна поправка по предварительным решениям предложена российской стороной: решение о признании недействительным выданного ПР считать таковым с момента вынесения решения суда, то есть на прошлые правоотношения оно не распространяется. «На мой взгляд, это не очень правильно, – сказала Галина Баландина. – Вероятно, арбитражная система поправит данную поправку, но зачем такой долгий путь? Если суд признал недействительным предварительное решение, принятое таможней, оно должно быть недействительно с момента его издания». Она подчеркнула, что бизнесу сейчас нужно не только активизировать работу с Минфином, но и внимательно проверять все инициативы, поступающие в ЕЭК, потому что последствия даже незначительных поправок могут быть ужасающими.

От ЕЭК на заседании в видеоформате выступила Марина Искоскова начальник отдела таможенного законодательства Департамента таможенного законодательства и правоприменительной практики. Она подробно проинформировала участников заседания об организации работы над поправками. Распоряжением Коллегии ЕЭК от 15 сентября № 125 утвержден состав рабочей группы по совершенствованию таможенного регулирования в ЕАЭС. В ее состав вошли представители всех государств-членов как от госорганов, так и от бизнес-сообщества. Материалы по уже поступившим в комиссию поправкам (более 500 листов) направлены сторонам, на рабочей группе они будут обсуждаться после определения тематических направлений работы экспертов. Марина Искоскова особо подчеркнула, что в связи с неблагоприятной эпидемиологической обстановкой встречи будут проходить в видеоформате, поэтому увеличивается роль консолидации мнения сторон. «В видеоформате не каждый сможет высказать свое мнение, поэтому надо, чтобы ответственные эксперты аргументированно представляли предложения, проработанные на национальных площадках», – отметила докладчица. Георгий Петров поинтересовался, предусматривает ли регламент участие представителей бизнеса, не входящих в рабочую группу, например, в случае несогласия с позицией своей страны по тому или иному вопросу? Марина Искоскова пояснила, что ЕЭК предпочитает работать с консолидированной позицией государств, когда высказывается не чье-то индивидуальное мнение, а отработанная на национальной площадке позиция. Однако регламент еще не утвержден. 14 октября состоится первое заседание рабочей группы, на котором должен быть согласован регламент работы рабочей и экспертной групп. Проект регламента ЕЭК подготовлен, но члены рабочей группы имеют право внести изменения.

В завершение заседания Людмила Теселкина, генеральный директор КА «JUST LOGISTIСS», обозначила наболевшую проблему, мешающую применять таможенную процедуру реэкспорта. По ее мнению, все упирается в вопрос идентификации товаров. При реэкспорте участник ВЭД часто получает отказ, если при выпуске для внутреннего потребления груз не досматривался. В этом случае практически невозможно доказать таможенному органу, что осуществляется вывоз именно того товара, который был ранее везен. Теоретически выход есть – документальная идентификация, то есть представление таможенному органу всех документов производственного, бухгалтерского и налогового учета. Но проблема в том, что они могут быть не приняты таможенным органом, поскольку сегодня нет соответствующего нормативно-правового акта. Она обратилась к членам Совета с просьбой инициировать разработку нормативно-правового акта, регулирующего процесс документальной идентификации. 

Подводя итоги обсуждения, Георгий Петров предложил попробовать урегулировать тему реэкспорта, в том числе разработку нормативно-правового акта по документальной идентификации, через Экспертно-консультативный совет при ФТС России. Кроме того, он напомнил, что в ближайшее время у бизнеса есть возможность выдвинуть дополнительно свои замечания по изменению норм ТК ЕАЭС и предложил при наличии таковых оперативно направить либо непосредственно в комитет РСПП, либо в Совет ТПП России по таможенной политике.

хартия добросовестных участников вэд