Права и риски правообладателей

10 августа Федеральная таможенная служба провела вебинар на тему «Актуальные вопросы защиты таможенными органами прав на объекты интеллектуальной собственности».

Вебинар провел Руслан Шлыков, заместитель начальника отдела обеспечения контроля товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности, Управления торговых ограничений, валютного и экспортного контроля ФТС России. Вначале он привел статистику за прошлый год: Таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности (ТРОИС) пополнился на 188 объектов, в итоге общее количество объектов превысило 5 тысяч, 99% из которых – товарные знаки. В 2019 году таможенные органы выявили свыше 12 млн единиц контрафактной продукции, сумма предотвращенного ущерба составила 8 млрд рублей, возбуждено более 1000 дел об административных правонарушениях (в основном по статье 14.10 КоАП). Также в прошлом году вступил в силу новый Административный регламент по предоставлению государственной услуги по ведению таможенного реестра объектов интеллектуальной собственности (утвержден приказом ФТС России от 28.01.2019 № 131). Особенностью нового регламента является возможность подать заявление и получить результат через «Личный кабинет участника ВЭД» (сервис «Правообладатели»). Кроме того, в 2019 году Федеральная таможенная служба актуализировала информационное взаимодействие с Роспатентом и было подписано межправительственное соглашение со странами СНГ, в рамках которого таможенники теперь могут обмениваться информацией о контрафактных товарах.

Большая часть вебинара была посвящена ответам на вопросы. Был задан вопрос об алгоритме выявления признаков нарушения прав правообладателя. Руслан Шлыков пояснил: правообладатели и их представители при включении объектов в ТРОИС представляют ФТС России информацию об оригинальных товарах (их характеристики), о признаках подделки и о лицах, уполномоченных на оборот оригинальной продукции (импортеров, экспортеров). Руководствуясь этими сведениями, таможенные органы с помощью автоматики выявляют признаки нарушения прав на ОИС. Следующий вопрос: обязательно ли при декларировании указывать наличие разрешения правообладателя на использование товарного знака? По словам спикера, инструкция по заполнению декларации на товары обязывает при заполнении ДТ указывать сведения о наличии на товаре товарного знака и представлять документы, подтверждающие право лица использовать данный товарный знак. Ввоз товара может осуществлять непосредственно правообладатель, либо лицо по лицензионному договору, либо иное лицо под контролем правообладателя, и в последнем случае необходимо представить документы, подтверждающие согласие правообладателя на ввоз. Если такой документ не представлен, таможенный орган воспринимает это как признак нарушения прав на ОИС и применяет механизм приостановления срока выпуска товара. В продолжение темы слушатель пожаловался на невозможность получить подтверждение от доверенного лица правообладателя, который аргументирует это тем, что взаимодействует только с таможенными органами. Докладчик подтвердил, что это действительно так, но никто не ограничивает возможностей импортера взаимодействовать с самим правообладателем либо его представителем на территории РФ в целях представления ему прав на использование товарного знака при ввозе. Интересовал также вопрос, когда в Евразийском экономическом союзе появится Единый ТРОИС, спикер отметил, что он уже создан решением Коллегии ЕЭК от 6 марта 2018 № 35 «О ведении единого таможенного реестра объектов интеллектуальной собственности государств – членов Евразийского экономического союза». Но в запуске этого реестра на пять стран имеются определенные сложности. Кроме этого ЕЭК, стремясь идти в ногу со временем, принято решение, что он должен быть автоматизированным, поэтому пока идет техническая настройка. После ее завершения Единый ТРОИС заработает в полную силу.

Несколько участников интересовались деталями приостановления срока выпуска товаров. Во-первых, с какой даты рассчитывается срок приостановления впуска? Спикер ответил, что данный аспект подробно освещен в Федеральном законе от 03.08.2018 N 289-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Этому посвящены статья 112 «Приостановление срока выпуска товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности, включенные в единый таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности государств – членов Союза или в национальный таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности» и статья 113 «Приостановление срока выпуска товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности, не включенные в единый таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности государств - членов Союза и таможенный реестр» (полномочия ex officio). Отсчет срока начинается с того дня, когда принято решение о приостановлении выпуска. Максимальный срок приостановления – 20 рабочих дней по статье 112 и 17 рабочих дней по статье 113. Но на максимальный срок не стоит ориентироваться, подчеркнул Руслан Шлыков, поскольку для продления срока (10 или 7 рабочих дней) правообладатель должен представить веские аргументы. А в отношении товаров, не включенных в ТРОИС, он должен выполнить одновременно дополнительные условия: подать заявление о включении объекта в ТРОИС и обратиться в уполномоченный орган за защитой своих прав (в таможенный орган для возбуждения дела об АП или в суд, если это параллельный импорт). Один из слушателей выразил сомнение в целесообразности включать товарный знак в ТРОИС, раз таможенные органы и так защищают права правообладателя в рамках ex officio. Докладчик объяснил, в чем преимущество реестра. В статье 113 содержится норма о том, что меры по этой статье принимаются таможенными органами однократно, то есть только один раз таможенный орган имеет право приостановить срок выпуска в рамках ex officio. ФТС России в автоматическом режиме ведет учет таких приостановлений. И вообще эта статья применяется редко: за полгода только 5% приостановлений выпуска таможенные органы осуществили в отношении объектов, не включенных в ТРОИС.

Ряд вопросов касались случая, когда товарных знаков несколько. Необходимо ли подавать заявление на каждый из них или можно подать одно заявление о включении в ТРОИС пяти товарных знаков? Надо ли представлять документы к каждому заявлению и можно ли ограничиться копиями? Нужно ли прикладывать к каждому заявлению обязательство о возмещении имущественного вреда или достаточно одного? Отвечая, спикер напомнил, что ТРОИС – это реестр не правообладателей, а объектов интеллектуальной собственности. И в соответствии с законом № 289 в отношении одного объекта интеллектуальной собственности подается одно заявление, к которому прикладывается полноценный комплект документов, подтверждающих условия для включения объекта в ТРОИС. При этом он обратил внимание на пункт 22 Административного регламента – оригиналы должны быть должным образом заверены: если иностранный документ, то требуется апостиль и нотариальное заверение перевода (фотография сайтов международного бюро Всемирной организации интеллектуальной собственности или приложение скринов не подходит). В соответствии с пунктом 22 правообладатель может представить и копии документов, но они должны быть заверены заявителем и в этом случае не исключен запрос от Федеральной таможенной службы о представлении оригиналов для сверки. 

Также слушателей интересовало, как поступать в сложных случаях, например, если при ввозе оборудования часть компонентов входит в ТРОИС, а часть нет. Спикер пояснил этот случай примером. При ввозе иномарки таможенники смотрят на товарный знак, который нанесен на сам автомобиль, хотя там много других товарных знаков – на шинах, аппаратуре, размещенной в салоне, и т.д. Таким образом, таможенный орган ориентируется на товарный знак, нанесенный на комплект оборудования, который в целом индивидуализирует товар. «И таможне, и потребителю неважно, какие еще товарные знаки размещены на его внутренних частях, – добавил Руслан Шлыков, – за это несет ответственность производитель». 

Большое количество участников волновал вопрос, связанный с тем, что для внесения товарного знака в ТРОИС ФТС России требуется наличие факта ранее зафиксированного нарушения исключительного права (акт досмотра и прочие документы). При этом сам же спикер выше отмечал, что в рамках ex officio таможенный досмотр проводится крайне редко. «Ситуация, как при включении в Союз художников СССР: чтобы быть членом союза, нужно проводить свои выставки, а чтобы проводить свои выставки, нужно быть членом союза», – пошутил один слушатель. Слушатели напомнили вывод Верховного Суда РФ по делу ООО «Тривиум-ХХI» по толкованию пункта 25 ранее действовавшего Административного регламента, утвержденного приказом ФТС России от 13.08.2009 № 1488. По мнению ВС, предписание предоставлять вместе с заявлением дополнительные сведения об уже свершившихся фактах нарушения прав правообладателя является неверным, поскольку не соответствует цели мер по защите прав на объекты интеллектуальной собственности. В противном случае действия таможенных органов по ведению таможенного реестра будут связаны лишь с фактами уже свершившихся правонарушений, что лишает смысла ведение таможенного реестра как средства, способствующего выявлению и оперативному пресечению правонарушений и защиты прав правообладателей. Ответ представителя ФТС России определенности не внес: «Заявителем выступает лицо, имеющее основание полагать, что его права нарушаются при пересечении границы. И эти основания должны быть документально подтверждены. Данная норма была включена в ТК ЕАЭС из ТРИПС, это международная практика. Смысл в том, что таможенные органы при включении в ТРОИС должны понимать не только риски нарушения прав на ОИС, но и получить достаточную информацию, чтобы отличить подделку от оригинала. Если заявитель преувеличивает некие риски, нецелесообразно расходовать силы и средства таможенных органов». А в отношении решения ВС Руслан Шлыков отметил, что оно не является практикообразующим, но может в будущем повлиять на подходы законодателя. «Так что возможно когда-нибудь мы откажемся от действующих условий включения объектов в ТРОИС», – резюмировал докладчик. Но слушатели все-таки настаивали на разъяснении возможности включить товарный знак в реестр ТРОИС без документального подтверждения ранее имевших место нарушений. Например, можно ли в качестве сведений о выявленных случаях нарушения прав правообладателя представить в Федеральную таможенную службу документы, подтверждающие текущее рассмотрение дела судом? «Контрафактным товаром признается продукция по решению суда, и, если дело еще не завершено, принимать решение не стоит, – ответил Руслан Шлыков. –Идеальная ситуация, когда нам представляют судебное решение. Не идеальны, но бывают ситуации, когда представляются фотоизображение товаров и документы на них, подтверждающие, что товар, во-первых, приобретен на территории РФ, во-вторых, произведен за рубежом, в-третьих, на нем есть средства индивидуализации. Этих документов будет достаточно для таможенных органов, чтобы сделать вывод о том, что данный товар пересекал границу. Это минимальный набор для подтверждения рисков нарушения прав правообладателя».

хартия добросовестных участников вэд