Переработка должна быть удобной

27 ноября Федеральная таможенная служба провела вебинар на тему «О порядке применения таможенной процедуры переработки на таможенной территории». 

В ходе вебинара начальник отдела переработки и завершающих таможенных режимов Главного управления организации таможенного оформления и таможенного контроля ФТС России Александр Ступников рассказал об особенностях применения таможенной процедуры переработки на таможенной территории и ответил на вопросы участников. Прежде всего он обратил внимание, что данная процедура чаще всего упоминается в связи с развитием перерабатывающей промышленности, однако на самом деле она необходима далеко не всем перерабатывающим предприятиям. «На встречах с бизнесом многие интересуются этой процедурой, хотя она для них может быть невыгодна, – отметил спикер. – Применение этой экономической процедуры целесообразно только в определенных случаях: когда в отношении сырья для переработки установлены ввозные таможенные пошлины, либо в отношении продуктов переработки установлены вывозные таможенные пошлины, либо существуют запреты и ограничения, которые применяются при выпуске товаров для внутреннего потребления. Если эти условия соблюдаются, то применение этой процедуры целесообразно. Если же, например, ввозные таможенные пошлины в отношении сырья нулевые, предприятию, возможно, выгоднее пользоваться схемой импорт-экспорт без применения процедуры переработки». Докладчик напомнил, что для разъяснения порядка применения процедуры переработки на таможенной территории ФТС России подготовила методические рекомендации, размещенные на сайте ведомства, и тем, кто планирует применять эту процедуру, желательно предварительно с ними ознакомиться. В настоящее время ФТС России готовит обновленную редакцию рекомендаций, в которую будут включены разъяснения по наиболее сложным для бизнеса вопросам. 

Представляя статистические данные, Александр Ступников сообщил, что в 2019 году общее количество выданных разрешений на переработку на таможенной территории составило более 2 тысяч – почти на 50% больше, чем в 2018 году, и общее количество действующих разрешений на переработку по итогам 2019 года составило около 4,5 тысяч. Больше всего разрешений выдается в Центральном и Северо-Западном округах. Ассортимент продуктов переработки очень широкий: начиная от игрушек и рюкзаков, заканчивая легковыми автомобилями и электронной аппаратурой. «Ограничений по применению этой процедуры нет, – подчеркнул докладчик, – не существует такого товара, который невозможно было бы идентифицировать (соответственно, применять процедуру переработки) за исключением небольшого перечня товаров, установленного решением Коллегии ЕЭК от 11.12.2018 № 203». Также он проинформировал, что для повышения востребованности и удобства применения данной процедуры ФТС России проводит работу по переводу подачи заявлений и выдачи разрешений на переработку в электронный вид: сейчас в ряде таможен проходит тестирование соответствующий сервис, который по итогам тестирования будет запущен в штатном режиме. «Анализ применения процедуры показывает, что основными причинами отказа таможенных органов в выдаче разрешений на переработку являются 1) неполный комплект документов, прилагаемых к заявлению, 2) несогласование норм выхода продуктов переработки и 3) несогласование способа идентификации», – отметил Александр Ступников. 

Отдельно спикер остановился на выборе способа идентификации. По его словам, общие рекомендации для всех организаций дать крайне затруднительно, способы идентификации и норм выхода определяются индивидуально для каждого сырья, для каждого технологического процесса. Но есть некоторые важные моменты, которые нужно учитывать. Так, многие думают, что представление экспертных заключений (например, ТПП России) – обязательное условие для согласования норм выхода. Однако это не так: часто нормы выхода подтверждаются описанием технологического процесса (что, по мнению докладчика, гораздо удобнее), которые устанавливаются каждым предприятием. «Если у вас стандартный технологический процесс и он утвержден на предприятии, то документы, которые отражают этот технологический процесс и определяют, сколько и какого сырья идет на каждый продукт переработки, это и есть подтверждение норм выхода, – пояснил Александр Ступников. – Если у вас такого документа нет, вы вправе его разработать и утвердить либо можете обратиться к сторонним, в том числе экспертным организациям, если считаете, что сами такой документ разработать не в состоянии». Это касается сложных случаев подтверждения норм выхода. При более простых вариантах (например, когда из машино-комплекта собирается готовый автомобиль) нормы выхода определяются простым расчетным способом – подтверждением норм выхода является соответствующий расчет (исходя из количества машино-комплектов количество готовых товаров). Говоря о способах идентификации, которые могут применяться в этой таможенной процедуре, докладчик отметил, статья 167 ТК ЕАЭС, где они определены, не дает их исчерпывающего перечня, поэтому для каждого технологического процесса с учетом его особенностей предприятие вправе предложить и таможенные органы вправе установить либо какой-то определенный способ из числа, определенных статьей 167, либо комбинацию таких способов. Он подчеркнул, что в случаях переработки сырьевых товаров, не обладающих индивидуальными признаками и характеристиками, наиболее целесообразно использовать способ идентификации на основе документов, содержащих сведения из систем бухгалтерского, налогового и производственного учета. При этом в заявлении на переработку необходимо описать, в каких именно документах производственного, налогового и бухгалтерского учета отражается движение товара от его поступления на склад до выпуска готовой продукции, – это и есть документальный способ идентификации.

Затем Александр Ступников ответил на вопросы участников, большая часть которых касалась как раз способов идентификации. Один из слушателей спросил, какой способ идентификации иностранных товаров в продуктах переработки является наиболее приемлемым для рулонных товаров (ткани, кожа и т.д.), если нанесение маркировки, предусмотренное статьей 167 ТК ЕАЭС, невозможно. Можно ли в этом случае применить документальный способ идентификации и какими документами можно подтвердить идентификацию иностранных товаров при вывозе продуктов переработки? Представитель ФТС России отметил: поскольку товары не обладают индивидуальными признаками и характеристиками, для них как раз целесообразно применение документального способа. При этом в заявлении надо описать, каким приказом установлена учетная политика организации, какими документами подтверждается прибытие товаров на склад, передача их в производство, на каких счетах этот товар учитывается и какими документами по системе складского, бухгалтерского или производственного учета подтверждается передача готовой продукции на склад. Эта прослеживаемость и является документальным способом идентификации. Далее спикер напомнил, что при ввозе товара и при реэкспорте продуктов переработки документальный способ не применяется, поскольку суть этого способа состоит в том, что подтверждение факта производства товара и прослеживаемости происходит после выпуска. При ввозе товара проверяется только наличие разрешения на переработку и соответствие ввозимого товара заявленному в графе 31. При реэкспорте проверяется перемещение именно того товара, который заявлен в разрешении на переработку как продукт переработки и его соответствие заявленному в графе 31 реэкспортной декларации. Остальной процесс документальной идентификации происходит уже после выпуска товаров: таможенный орган проводит контроль после выпуска, в ходе которого запрашивает документы, подтверждающие движение сырья по системе учета организации. Еще один слушатель поинтересовался, какой способ предпочтителен для идентификации товаров, поступающих навалом (например, глинозем)? При этом он пожаловался на то, что таможня помимо документального контроля использует еще отбор проб и видеонаблюдение за выгрузкой. Не излишни ли эти виды контроля? Александр Ступников пояснил: если в разрешении на переработку написано, что пробы должны отбираться, – это одна ситуация. Другая – если при ввозе и при реэкспорте отбираются пробы для подтверждения заявленных в ДТ сведений, тогда это не идентификация в рамках переработки. «На мой взгляд, в вашем случае можно было бы ограничиться документальным способом идентификации, поскольку товар не обладает индивидуальными признаками и характеристиками, иногда применяя видеонаблюдение. Отбор проб и образцов в данном случае не обеспечит идентификацию для процедуры переработки», – прокомментировал докладчик. Еще один вопрос поступил от производителя косметики. Можно ли использовать документальный способ идентификации, если импортное сырье будет использоваться для товаров на экспорт и для реализации на рынке Союза? Необходимо ли раздельное хранение сырья? В ответ спикер предупредил, что если часть продуктов переработки планируется под выпуск для внутреннего потребления, то придется платить проценты, как в рамках рассрочки/отсрочки уплаты таможенных платежей. Поэтому он посоветовал сырье, которое будет использоваться для продуктов на рынок Союза, выпускать сразу для внутреннего потребления, а сырье, продукты из которого пойдут на реэкспорт, помещать под процедуру переработки. И разумеется, при этом необходимо обеспечить раздельное хранение. Способ идентификации выбран правильно – документальный. Следующий вопрос касался возможности использования для идентификации номеров карт, если планируется ввоз для ремонта номерных карт со вставками из драгкамней и драгметаллов. Ответ: номера карт можно использовать для идентификации, но при этом будут необходимы и сведения из документов госконтроля, и сведения о драгкамнях и драгметаллах карт, поскольку таможенный орган идентифицирует не только карту, но также драгметаллы и драгкамни. Еще был задан вопрос: можно ли провести идентификацию по технологическим картам, в которых указаны идентификационные признаки товаров, использованных в процессе работ? Ответ: нет, технологическая карта описывает, как товар будет производиться в технологическом процессе, она не содержит сведений о том, сколько было израсходовано конкретного сырья (именно того, которое ввезено), сколько получилось брака в результате. Поэтому в данном случае идентификация будет осуществляться по документам бухгалтерского налогового и производственного учета. Один из участников поинтересовался, можно ли заранее согласовать с таможенным органом предполагаемый способ идентификации товаров? «К сожалению, сейчас такой возможности нет, – ответил Александр Ступников. – Таможенный орган рассматривает тот способ, который вы заявляете, но он может предложить свой вариант. Если вы планируете применять процедуру переработки, может быть, целесообразно прийти на прием к руководству таможенного органа для обсуждения, чтобы впоследствии не было сложностей. На практике таможенные органы, как правило, идут навстречу. Но законодательно такого института, как предварительное согласование способа идентификации, нет».

Также задавались вопросы, связанные со сроками переработки, внесением изменений в разрешение на переработку и отчетностью. Так, слушатель спросил, правильно ли он понимает, что срок переработки устанавливается на основании данных из представленных декларантом коммерческих документов исходя из времен, необходимого на совершение операций по переработке в пределах нормативно установленного срока, и не может сокращаться таможенным органом? «В вопросе уже содержится ответ, – отметил спикер. – Правильно, срок не может сокращаться таможенным органом. Но при этом имейте в виду, что таможенный орган согласовывает вам срок переработки, который определяется исходя из тех документов, которые вы представили. Если контракт заключен, допустим на два года (максимальный срок переработки составляет три года), то вы представляете этот контракт и добавляете к нему время, необходимое для вывоза продуктов переработки, соответственно, получается два с небольшим года. Но если у вас нет подтверждения, что контракт будет длиться два года либо он заключен с автоматической пролонгацией, а конкретный срок переработки содержится в прилагаемых коммерческих документах, то таможенный орган будет руководствоваться коммерческими документами». Следующий вопрос: если срок переработки заканчивается, а из-за пандемии не успели уложиться, какие действия нужно предпринять для продления срока? Ответ: если срок переработки вне таможенной территории или на таможенной территории заканчивается, а вы по каким-то причинам не успели завершить процедуру, то необходимо до истечения этого срока внести изменения в разрешение на переработку и продлить срок. Иначе процедура будет прекращена и наступят неблагоприятные последствия. В качестве подтверждения можно представить согласие контрагента на то, что товар будет перерабатываться дольше. Отвечая на вопрос: как оформлять брак, отходы, производственные потери в случае переработки ткани, Александр Ступников сказал, что необходимо внести изменения в нормы выхода. При этом их можно внести уже после вывоза продукта переработки: когда будет сведено, сколько получилось брака, отходов, производственных потерь, вносятся соответствующие изменения в нормы выхода и в разрешение на переработку. 

Сколько раз можно продлевать срок действия разрешения на переработку? – Срок можно продлять сколько угодно раз, но в пределах максимального срока переработки, установленного законодательством. Еще слушателей интересовало, планируется ли утверждение новых форм отчетности и где можно с ними ознакомиться. По словам спикера, новые формы отчетности сейчас разрабатываются, но пока эта работа находится на ранней стадии, тексты проектов еще не публиковались. Он порекомендовал следить за публикациями на regulation.gov.ru, когда проекты будут там размещены, можно будет с ними ознакомиться и представить свои предложения и замечания. 

Ряд участников вебинара попросили разъяснить использование эквивалентной замены. Например, можно ли применить эквивалентную замену, если ввозимое сырье – стеклонить (продукт переработки – стеклоткань) и аналогичная стеклонить есть в РФ? Александр Ступников пояснил: «Если вы применяете эквивалентную замену, продукты переработки, которые вы будете применять в качестве замены, должны быть по характеристикам аналогичны тому, что вы собираетесь производить. Кстати, есть такая совершенно законная схема работы, если вы не уверены, что аналогичный товар существует в РФ: ввозится первая партия сырья и выпускается для внутреннего потребления, из нее изготавливается продукт переработки, который в последующем будет использоваться вами же как эквивалентная замена, то есть вы, ввозя следующую партию и помещая ее под процедуру переработки на таможенной территории, в качестве эквивалентного продукта переработки отправляете то, что получили по результатам переработки из сырья, которое вы ввезли некоторое время назад и выпустили для внутреннего потребления». 

Еще один пример: предприятие занимается производством валов для станков, которые продаются на экспорт и периодически ввозятся для восстановления резинового покрытия. Производитель принимает валы на ремонт, а взамен отправляет восстановленный товар от других клиентов, то есть используется эквивалентная замена. Можно ли получить разрешение на переработку? Докладчик прокомментировал этот вариант следующим образом: «Да, эквивалентная замена часто применяется, когда товар приходит на ремонт, и вы, чтобы контрагенту не пришлось ожидать окончания ремонтных операций, отправляете ему готовый точно такой же товар. В этом случае не производится идентификация и экономится время контрагентов». 

Завершая мероприятие, Александр Ступников пообещал подготовить отдельные разъяснения по ряду наиболее острых вопросов (в том числе подробно рассказать об эквивалентной замене), которые будут размещены на сайте ФТС России.

хартия добросовестных участников вэд