Работа над изменениями началась

В работе Международного внешнеэкономического форум «Вызовы и решения для бизнеса», организованного РЭУ им. Г.В. Плеханова в онлайн-режиме, на котором обсуждались вопросы совершенствования таможенного администрирования в России, принял участие председатель Общественного совета при ФТС России.

​Модератором секции онлайн-форума «Таможенное регулирование – современные реалии и тенденции» выступил Георгий Петров, председатель Совета ТПП России по таможенной политике. Представляя первого спикера, он отметил: уже при вступлении в силу Таможенного кодекса ЕАЭС у всех было понимание, что придется вносить в него изменения. Сегодня эта работа началась, и о том, как она проходит, рассказал участникам Сергей Владимиров, директор Департамента таможенного законодательства и правоприменительной практики Евразийской экономической комиссии. Он начал с констатации того факта, что совместить в едином таможенном регулировании разнополярные интересы государства и бизнеса, то есть сделать его эффективным и при этом необременительным, очень сложная задача, к которой страны идут годами. В последние годы в этом помогает цифровизация, благодаря которой появяются новые возможности. Стратегические направления развития евразийской экономической интеграции до 2025 года​ предусматривают внедрение этих новых подходов в таможенном регулировании, но под них необходимо подвести правовую основу, в том числе внести изменения в Таможенный кодекс ЕАЭС. Сергей Владимиров проинформировал о том, что 14 октября состоялось первое заседание рабочей группы по совершенствованию таможенного регулирования в ЕАЭС, на котором были согласованы регламент и порядок работы. На сегодня, по его словам, предложено уже более 300 поправок, обсуждение которых началось 27-29 октября на площадке ЕЭК. 

Затем взял слово Леонид Лозбенко, Председатель Общественного совета при ФТС России, который обратил внимание, что пандемия отложила отпечаток на все мировые и региональные структуры: по оценкам Всемирного банка объем мировой торговли за этот год упадет на 5-9%. В связи с этим во всех государствах, которые, как и человек, всегда настроены эгоистично, усиливается роль таможни – она становится одним из главных инструментов по защите населения и экономики. «Поскольку я имею возможность сравнивать работу таможенной службы, начиная еще с советских времен, могу сказать, что таможня последних трех лет коренным образом отличается от того, что было раньше, – это другая таможня, уже цифровая», – отметил Леонид Лозбенко. Он подчеркнул, что Общественный совет находится в постоянном контакте с руководством Федеральной таможенной службы. «Ни одно наше замечание не остается без отклика. Особенно это было заметно при разработке Комплексной программы развития ФТС России на период до 2020 года. Мы договорились с Владимиром Булавиным, что в конце года проведем заседание Общественного совета, где он расскажет о выполнении Программы-2020 и о задачах, которые нам предстоит совместно с ФТС решать для реализации Стратегии развития ФТС России до 2030 года», – резюмировал Леонид Лозбенко.

Таможенников на форуме представлял Максим Родиков, заместитель начальника Главного управления организации таможенного оформления и таможенного контроля ФТС России, который более подробно рассказал о целях и задачах Стратегии-2030, в которой определены целевые ориентиры таможенной службы на следующее десятилетие. Он подчеркнул, что проект разрабатывался в тесном контакте с бизнес-сообществом. По его словам, все ожидания предпринимателей соотносятся с видением ФТС России и нашли свое отражение в Стратегии-2030. Среди ключевых мер спикер назвал следующие: модернизация пунктов пропуска, внедрение широкой системы прослеживаемости на территории Союза, совершенствование системы таможенного транзита, однократность представления информации и применения форм госконтроля, исключение дублирования данных в электронном виде документами на бумажном носителе, повышение эффективности системы управления рисками на всех стадиях таможенных операций, цифровая трансформация технологий таможенного оформления и таможенного контроля и обработки больших объемов данных с использованием методов искусственного интеллекта. Также Максим Родиков отметил, что в Стратегии-2030 впервые была сформирована миссия таможенной службы: содействие развитию международной торговли, росту товарооборота и несырьевого экспорта, обеспечение национальной безопасности РФ, полноты и правомерности взимания таможенных платежей, достижение высокого качества таможенного администрирования, создание конкурентных преимуществ для законопослушных участников ВЭД. В рамках реализации Стратегии-2030 планируется провести ряд значимых реформ, ключевой из которых является реализация модели интеллектуального пункта пропуска, позволяющей без участия должностных лиц осуществлять все необходимые формы контроля. Вторая значимая реформа – в рамках совершенствования СУР определение уровня риска каждой товарной партии, третья – обеспечение безопасности цепей поставок за счет взаимного признания уполномоченных экономических операторов с основными торговыми партнерами РФ. В результате к 2030 году должна быть сформирована «умная таможня», незаметная для законопослушного бизнеса и результативная для государства.

Затем последовали выступления от лица экспертного и делового сообщества, в которых рассматривались более практические проблемы. Галина Баландина, старший научный сотрудник РАНХиГС, поделилась своим мнением о способе расширить применение в России такого мощного инструмента поддержки экспорта, как процедура переработки на таможенной территории. Она обратила внимание, что сегодня практически невозможно произвести внутри страны высокотехнологичный конкурентный продукт, используя иностранные материалы, сырье, компоненты. «Между тем востребованность этой процедуры колоссальная, – подчеркнула Галина Баландина. – Мне кажется, в этом вопросе соединяются недостатки таможенного регулирования и инерционного менталитета таможенной службы». По словам докладчицы, ключевая проблема применения переработки – идентификация иностранных товаров в продуктах их переработки: основываясь лишь на таможенные документы их невозможно идентифицировать, что является сдерживающим фактором для применения этой процедуры. Однако решение проблемы есть, оно давно найдено. В мировой практике контроль за подобными процедурами основан на внутренних документах учета компаний, то есть это не таможенные документы, это документы бухгалтерского и налогового учета. Тем более что среди упрощений, закрепленных в Международной конвенции об упрощении и гармонизации таможенных процедур, есть и такое: возможность декларирования товаров путем отражения сведения о них в собственных документах коммерческого учета. Галина Баландина полагает, что здесь существует резерв не только данной процедуры, но и в целом для совершенствования таможенного контроля. 

Алексей Артемьев, заместитель начальника отдела таможенного администрирования Департамента таможенной политики и регулирования алкогольного рынка Минфина России, доцент Департамента налогов и налогового администрирования Финансового университета при Правительстве РФ, в своем выступлении остановился на ключевых положениях Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.11.2019 № 49 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике в связи с вступлением в силу Таможенного кодекса Евразийского экономического союза». Он отметил, что в части таможенной стоимости товаров особого внимания заслуживают три аспекта. Первый касается возможности использования и учета в судебной практике актов Всемирной торговой организации и Всемирной таможенной организации. Докладчик подчеркнул, что в отношении актов ВТО Верховный Суд в значительной степени смягчил свою позицию по сравнению с той, которая содержалась в Постановлении 2016 года. Второй важный момент – разрешение ВС использования категории «действительная стоимость товаров». «К сожалению, не были приняты во внимание предложения госорганов в части необоснованности использования такой категории, как действительная стоимость товаров, – сказал Алексей Артемьев. – В результате положения Постановления № 49 основаны в том числе на представлении о том, что при проведении контроля таможенной стоимости товаров, производится сопоставление с действительной стоимостью. Основной проблемой в данном случае представляется то, что термину действительная стоимость пытаются придать смысл, отличающийся от достоверной таможенной стоимости. Опасность подобного понимания в том, что нормативная база Евразийского экономического союза не содержит термина действительная стоимость товаров». Третий момент связан с ситуацией, когда по результатам таможенного контроля принято решение о необходимости ее изменения, но при этом вследствие бездействия подконтрольного лица таможенный орган вынужден определять таможенную стоимость самостоятельно. «Ранее был распространен подход, когда таможенный орган должен был доказать отсутствие у него тех или иных сведений. Однако доказать обычно можно то, что у лица что-то есть, доказать отсутствие чего-то достаточно сложно, – прокомментировал Алексей Артемьев. – Пленум ВС установил, что таможенные органы должны применять тот метод определения таможенной стоимости, для которого имеются предпосылки, в том числе необходимые документы и сведения». В целом значимость Постановления № 49 в спорах, связанным с таможенной стоимостью товаров, крайне велика, считает Алексей Артемьев, и этот документ нуждается в подробном анализе и комментариях. В связи с этим Георгий Петров предложил отдельно рассмотреть этот вопрос на одном из заседаний Совета по таможенной политике на площадке ТПП России.

Тема доклада Владимира Коростелева, представителя Национальной ассоциации морских агентов Санкт-Петербурга, традиционно была посвящена многолетней процессу внедрения в России механизма единого окна. «Я говорю о едином окне уже 13 лет, – констатировал спикер. – Какую бы замечательную систему ни построила ФТС, улучшения не будет, если к ней не подключатся другие госорганы». Между тем портал «Морской порт» реальной помощи бизнесу не оказал. Система предварительного информирования работает только для таможни, по-прежнему не работает она даже для фитосанитарного контроля. Владимир Коростелев призвал использовать в морских портах зарубежный опыт, например, Голландии.  

В заключение Александр Долгиев, ведущий бизнес-аналитик ООО «Оператор-ЦРПТ», познакомил слушателей с новостями по созданию в России национальной системы маркировки. Здесь есть хорошие новости – началась активная работа над поправками в решение Коллегии ЕЭК № 257, которые позволят упростить осуществление процедур импорта, реимпорта и экспорта, кроме того, у участников ВЭД появится возможность указывать в ДТ агрегированный таможенный код, что упростит декларирование товаров, подпадающих под обязательное маркирование.

Мероприятия

хартия добросовестных участников вэд