«Ты виноват уж тем...»

20 июня в Торгово-промышленной палате состоялось очередное заседание Совета ТПП России по таможенной политике. 

На июньском заседании Совета ТПП России по таможенной политике, которое провел председатель Совета, заместитель председателя Общественного совета при ФТС России Георгий Петров, были рассмотрены два вопроса. Первый, касающийся пределов ответственности и вины декларантов и таможенных представителей при совершении правонарушений, осветил Павел Сафоненков, доцент кафедры таможенного права Российской таможенной академии, заместитель президиума коллегии адвокатов «Союз московских адвокатов». Напомнив, что около 50% дел об административных правонарушениях возбуждается таможенными органами в отношении юридических лиц, он привел пугающую статистику за последние два года: если в 2016 году было возбуждено около 33 тысяч дел об АП в отношении юридических лиц, то в 2018 году количество таких дел составило уже почти 75 тыс. «Раньше хотя и был рост, но не такой резкий, – отметил Павел Сафоненков. – Поэтому при привлечении к ответственности декларантов, таможенных представителей и других участников ВЭД вопрос оценки их виновности приобретает все большую актуальность». 

По словам докладчика, сегодня на практике вопросы ответственности юридических лиц при совершении правонарушений решаются достаточно просто. По составам административных правонарушений несет ответственность тот, кто указан в графе 54 декларации на товары (в которой заявляются сведения о документе, удостоверяющем полномочия лица, составившего ДТ). По уголовным составам несут ответственность конкретные юридические лица, которые устанавливаются при проведении расследования.  «В настоящее время подход к оценке виновности декларантов и таможенных представителей в совершении правонарушений не выдерживает никакой критики, – считает Павел Сафоненков. – Разграничение ответственности данных участников таможенных правоотношений в совершении правонарушения на практике в определенной степени дефектно». В соответствии с частью 2 статьи 2.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях «юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению». По мнению спикера, такая конструкция вины юрлица удобна для государственных органов, таможенных в том числе, но далеко не всегда справедлива в отношении лиц, привлекаемых к ответственности: «Юристам очевидно, что даже при таком понимании вины юрлиц надо учитывать их права и обязанности, обычаи делового оборота, критерии осмотрительности (которые, кстати говоря, сегодня не установлены законодательством и понимаются каждым по-своему), и исходя из этого анализировать предпринимаемые лицом меры по соблюдению требований законодательства». 

На практике при такой конструкции вины юрлица, которая содержится в КоАП, должностные лица, как правило, никакого анализа не проводят и не стремятся разобраться, знал ли на самом деле, например, таможенный представитель о незаконности перемещения товаров через таможенную границу или нет. А ведь это важно не только при определении вины таможенного представителя, но и в последующем, чтобы определить наличие солидарной ответственности таможенного представителя с декларантом по уплате таможенных платежей. Согласно части 7 статьи 346 федерального закона от 3.08.2018 № 289-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» «В случае совершения таможенных операций таможенным представителем от имени декларанта таможенный представитель несет с таким декларантом солидарную обязанность по уплате таможенных пошлин, налогов, специальных, антидемпинговых, компенсационных пошлин, процентов, пеней, таможенных сборов в полном размере подлежащей исполнению обязанности по уплате таможенных платежей, за исключением случаев, указанных в пункте 5 статьи 405 Кодекса Союза, а также в случае, если исполнение такой обязанности связано с использованием при подаче декларации на товары поддельных документов, документов, полученных незаконным путем, документов, не имеющих юридической силы, и при условии, что таможенный представитель доказал, что он не знал и не должен был знать о незаконности перемещения товаров через таможенную границу Союза, что будет установлено решением суда или таможенного органа».  Если проанализировать постановления судов по делам об АП по составам главы 16 КоАП России, видно, что в большинстве случаев просто цитируется норма кодекса: юридическое лицо имело возможность выполнить те или иные требования законодательства... К сожалению, на этом все доказывание вины заканчивается, и при этом не выявляются ни конкретные обстоятельства, ни наличие реальной возможности выполнить соответствующие требования, не анализируется наличие или отсутствие препятствий для выполнения данных требований, не разбирается, действовало ли лицо в рамках обычаев делового оборота, не выясняется, насколько предусмотрительным было лицо, выполняя те или иные обязанности. 

Для исправления сложившейся несправедливой ситуации Павел Сафоненков предлагает изменить конструкцию определения вины юридического лица в КоАП России по аналогии с указанным в части 4 статьи 110 Налогового кодекса РФ, где применен совершенно иной подход: «Вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц либо ее представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения». По мнению докладчика, этот подход является наиболее корректным, и такая конструкция оказывает положительное влияние на практику с точки зрения обеспечения прав лиц, привлекаемых к административной ответственности. Заметим, что предложение это как нельзя более уместно, учитывая, что сейчас как раз идет разработка нового Кодекса об административных правонарушениях. Более того, концепция его уже подготовлена, внесена в правительство и одобрена (ознакомиться с ней можно по адресу.

По второму вопросу повестки, посвященному проблемам, возникающим у участников ВЭД при подтверждении соответствия, выступила Оксана Курочкина, адвокат АК «Право для бизнеса» АПМО. Она начала с того, что законодательство в области подтверждения соответствия сегодня очень сложное и противоречивое: эти вопросы регулируются, с одной стороны, правом ЕАЭС, с другой – национальным законодательством, и в том и другом встречаются различные толкования. Так, по ее словам ГОСТ 31814-2012 «Оценка соответствия. Общие правила отбора образцов для испытаний продукции при подтверждении соответствия» не соотносится с правом ЕАЭС в области технического и таможенного регулирования. В связи с этим у участников ВЭД возникало много вопросов. С целью их разъяснения были выпущены Рекомендации ФТС России и Росаккредитации о порядке совершения таможенных операций, связанных с ввозом в Российскую Федерацию товаров в качестве проб и образцов для целей проведения исследований и испытаний продукции (утв. ФТС России, Росаккредитацией 27.02.2019), однако, по мнению Оксаны Курочкиной, после этого вопросов стало еще больше, поскольку данные Рекомендации не соотносятся с действующим законодательством. Например, Рекомендации в отличие от ГОСТ 31814-2012 не предусматривают отбор образцов для партии продукции, если местом нахождения партии является склад изготовителя. 

Проблем в этой области сегодня огромное количество, о них говорят и пишут на всех площадках, но суть их одна, и Оксана Курочкина обозначила ее предельно точно: «Участник ВЭД, который не участвует в процедуре подтверждения соответствия, кроме отбора образцов, становится заложником органа по сертификации, исследовательской лаборатории. Предполагается, что участник ВЭД, заключив договор с органом по сертификации, выполнил все необходимые действия и не может нести ответственность за то, каким образом осуществлялась процедура оценки соответствия продукции. Но на практике участнику ВЭД вменяется в вину то, что он не проявил при этом должной осмотрительности и суды поддерживают такой подход таможенных органов». Подводя итоги своему выступлению, Оксана Курочкина подчеркнула необходимость как вносить соответствующие изменения в законодательство, так и менять правоприменительную практику, в том числе работать с Росаккредитацией и ФТС России для исключения случаев расширительного толкования нормативной базы. В заключение заседания докладчики ответили на вопросы участников мероприятия.

Мероприятия

хартия добросовестных участников вэд